23 Июля РУССКАЯ «ДНК» ОТ ИНДУСТРИИ СТРОИТЕЛЬСТВА ДО СТРОИТЕЛЬСТВА ГОСУДАРСТВ
Подробнее
17 Июня Среди покупателей дорогого жилья в Москве растет популярность ипотеки — эксперт
Подробнее
17 Июня Рынок элитных новостроек Москвы избавился от излишеств и псевдо-шика
Подробнее
4 Июня Президент компании «ИНТЕКО» Александр Николаев - в интервью "Ъ FM"
Подробнее
Все новости

Евгений Семенов: «При единых условиях игры на рынке выигрывают все»

23 Января
urbanus
Вы работали в консалтинговых и девелоперских компаниях. Расскажите, пожалуйста, в каком сегменте лучше?

Хорошо, что мы не выбираем, какая из этих сторон светлая, а какая темная. На самом деле, все достаточно просто. Консалтинг — это замечательная база. Большое количество людей, которые возглавляют крупные компании в России и мире, — это выходцы из консалтинговых структур. Действительно, консалтинг дает умение стратегически смотреть на вещи. Конечно, переход в реальную экономику бывает достаточно сложным, потому что уровень ответственности другой. Необходимо принимать решения, которые влияют на бизнес-процессы, на жизнь многих людей. Это непросто. Оба моих выхода из консалтинга были связаны с новыми проектами. Я человек достаточно легко увлекающийся, поэтому определенный стартап в индустрии, которую я, как мне кажется, достаточно неплохо понимаю, вызывает у меня желание в нем поучаствовать.

Вы работали на рынке как жилой, так и коммерческой недвижимости. Где интереснее?

Рынок коммерческой недвижимости мне представляется более профессиональным, потому что на этом рынке необходимость получения банковского финансирования всегда была очень актуальна. На свои деньги крупные проекты никто не строил — ни в складском, ни в офисном, ни в торговом сегментах. Фактически это был еще один фильтр, через который финансовые институты оценивали экономическую эффективность или целесообразность какого-либо проекта. Второй фактор — это большое количество иностранных инвесторов, которые приходили на этот рынок. Безусловно, качество растет, когда появляется новая компетенция. Конкуренция на рынке коммерческой недвижимости в какой-то момент была намного выше, чем в жилищном девелопменте. Но сегодня жилая недвижимость идет по следу коммерческой. Мы перешли на проектное финансирование, что похоже на квазикоммерческую структуру финансирования, поэтому сейчас есть много общего.

Давайте поговорим про «Интеко». Ранее Вы говорили, что компания прошла период реорганизации. Что конкретно вы реорганизовали, и каким в целом, был этот год для «Интеко»?

Год был сложным. Это на самом деле первый год «нового» «Интеко». С помощью нашего акционера нам удалось стабилизировать компанию, изменить бизнес-модель и провести ребрендинг. Сделать ее репозиционирование на рынке, запустить проекты, которые подчеркивают, что компания стала другой. Один из проектов, который вы пересмотрели кардинально — это West Garden. Зачем вообще нужно было это делать? Уточнение — мы оценили и перепроектировали все проекты, которые были в портфеле. Если говорить о West Garden, то наши опасения были связаны с тем, что на тот момент на одном земельном участке было запланировано три разных ценовых сегмента недвижимости. При этом, не до конца было ясно зачем. Мы приняли решение об изменении проекта, убедили нашего кредитора и акционера в том, что это необходимо. Сейчас мы видим, что это было абсолютно правильным решением. Продажи идут существенно выше тех планок, которые мы ставили.

West Garden и «Вестердам» вошли в этом году в шорт-лист Urban Awards. Вы видите свою заслугу в этом?

Я, наверное, покривлю душой, если скажу, что не вижу. Вижу. Но моя заслуга во многом поддерживается моей командой. Мне удалось собрать высококлассную команду, так что это заслуга одновременно и общая, и каждого конкретного члена коллектива.

Как вы оцениваете ситуацию сейчас вокруг эскроу-счетов? И что в принципе думаете по поводу этой системы?

Наверное, я пойду от общего к частному. Система абсолютно правильная. Я не понимаю, почему мы не могли перейти на нее значительно раньше. Это могло бы помочь избежать такого количества обманутых дольщиков. Эта система не является уникальной. Проектное финансирование используется в разных вариациях во многих странах мира. Несмотря на все апокалиптические сценарии, которые многие эксперты предрекали, все прошло весьма гладко. Мне кажется, сейчас все уже не понимают, как можно было жить без этой системы. Она дала прозрачность рынку, стабильность для покупателей — теперь они защищены существенно больше, нежели раньше. Это факт. Расскажите о планах компании на ближайшее время. Мы находимся в активном поиске новых проектов. В частности, мы уже приобрели проект на Ильинке буквально в ста метрах от Красной площади, где раньше находились Теплые торговые ряды. На данный момент мы рассматриваем около сотни потенциальных проектов и очень надеемся, что в ближайшее время объявим о закрытии одной или нескольких сделок, поскольку для девелоперской компании необходимо постоянно пополнять свой портфель.

Вы говорили, что начали активно и хорошо зарабатывать в 90-е годы, когда поступили в институт. Мне всегда было интересно, на что человек тратит свою первую ощутимую заработанную плату.

Первую зарплату я получил, когда учился в школе. Знакомые моих родителей вместе с американскими инвесторами пытались открыть медицинский центр. Я говорил на английском языке, поэтому меня определили туда переводчиком. Моя первая заработанная плата была 300 долларов. По тем временам — сумасшедшие деньги. Их я отдал маме. Это была победа над собой, потому что, разумеется, молодому парню хотелось все потратить на себя.

А есть что-то на что вы сейчас копите?

Если у меня получится собрать нужную сумму, с удовольствием куплю небольшие апартаменты в проекте на Ильинке, где ранее располагались Теплые торговые ряды.

Хотелось спросить про ваш активный образ жизни: вы бегаете, катаетесь на велосипеде. Это дань моде, ведь сейчас многие стали спортсменами?

У меня это началось лет пять назад. Так что спорт меня настиг до того, как это стало мейнстримом. А вообще мода на спорт — это замечательно. Происходит изменение ментальности людей — в первую очередь, молодого и среднего поколений. Приоритеты и стиль жизни развернулись в лучшую сторону. Это очень радует.

Вы принимали участие в каких-то серьезных стартах? В марафонах?

Я принимал участие в Iron Man. Правда, я пока не решился на полную дистанцию, она требует значительно больше времени на подготовку, к сожалению, я сейчас не располагаю таким ресурсом. В итоге я сосредоточился на половинных дистанциях. У меня рациональный подход: так как эти дистанции проходят весной и осенью, значит, в форме держать себя надо весь год. Мне кажется, циклические виды спорта вынуждают тебя правильно выстраивать свое время. Люди учатся тайм-менеджменту и дисциплине, потому что без этого либо не дойдешь до конца, либо будешь очень страдать в процессе. Марафоны вырабатывают умение добиваться результата через преодоление самого себя. Кроме того, это отличное бизнес-комьюнити.

Если бы у вас была возможность побыть пять минут наедине с главой государства, а он бы сказал: «Евгений, любой вопрос о компании, отрасли, пожалуйста, я решу — просите». Что бы вы попросили?

Я бы минуты четыре собирался с мыслями, поэтому у меня оставалось бы только 60 секунд. Наверное, я бы попросил, чтобы были приняты понятные и единые условия игры для всех застройщиков. При таких условиях выигрывают все. На самом деле, вектор в этом направлении уже выбран, индустрия туда и идет, но, наверное, можно было бы и ускориться.